В постели с врагом

Жизнь молодой женщины Ани на первый взгляд кажется ровной и беспечальной – успешный красавчик-муж, отремонтированная квартира, любимый сынок и выпечка тортиков для удовольствия. Но никто не знает, что, как только супруг уходит на работу, Аня собирает чемоданы и вместе с ребёнком бросается бежать куда глаза глядят, поскольку обаятельный с виду Андрей – латентный садист и абьюзер.

Правда, все попытки к бегству раз за разом терпят крах, и Аня понимает: помощи ждать неоткуда. Свекровь давно и прочно застряла между нежеланием воспринимать «поклеп на любимого сына» и житейской философией «Бог терпел и нам велел», попытки позвонить в полицию даже не обсуждаются, а желание поделиться бедой на форумах оборачивается уймой комментариев в духе «сама виновата» и прочим виктимблеймингом.

Но однажды среди комментаторов всплывает загадочный телефонный номер, позвонив на который Аня знакомится с другой пострадавшей, Лидой. Та рассказывает ей о потусторонних Сёстрах – мистических сущностях, которых можно призвать с помощью специального обряда. Никто, кроме них, не в силах спасти погибающих женщин от рук домашних тиранов.

Режиссёр и сценарист Иван Петухов, для которого «Сёстры» стали полнометражным дебютом, явно обладает необходимым зарядом смелости, поскольку он не только решился на новое развитие такого активно сопротивляющегося жанра, как российский хоррор, но и поднял болезненно-острую для современного социума проблему домашнего насилия.

То, что у него получилось в итоге, по духу напоминает одну из работ Андрея Звягинцева, насмотревшегося фильмов Ари Астера и внезапно выдавшего «рашн слоубернер». И хотя многие компоненты «Сестёр» кажутся спорными и намётанными на живую нитку, всё же кино больше производит впечатление творческой удачи, чем жанрового провала.

Сёстры

Как дебютант, Петухов пока не достигает достаточного уровня изобретательности и креатива, чтобы кино длительностью почти два часа не казалось однообразным и не воспринималось затянутым. Мистическая подоплёка, по сути, преподнесена правильно, когда беседы Ани с Сёстрами можно легко трактовать как разыгравшееся воображение доведённой до отчаяния женщины. Однако многие сцены их появления, призванные придать бытовой драме ту самую «хорроровую» окраску, выглядят несколько плоско, учитывая, что их вообще можно было вырезать без потерь, что лишь придало бы происходящему большей тонкости и глубины. Этот спорный аспект наверняка будет сравниваться фанатами «Реинкарнации» явно не в пользу «Сестёр», и разочарует всех, кто будет ждать от картины джампскейров или жутких образов, поскольку сценарный ужас постановщик обнаруживает совсем в иной плоскости.

И если по поводу качества жанровой составляющей, как и кульминационных эпизодов, от которых хотелось большего нажима и эмоционального взрыва, ещё можно подискутировать, то тяжёлая психологическая драма у Петухова точно получилась.

Сёстры

Наибольшее напряжение выстроено не в проявлении мстительных призраков, а в ежедневной жизни Ани, которая сама по себе уже является чистым саспенсом. Петухов грамотно и пристрастно улавливает страшное состояние беспомощной женщины, которая находится в перманентном стрессе. Ирина Старшенбаум, в свою очередь, смогла это великолепно отобразить. В её образе заключена уйма противоречивых деталей, сопровождающих классический портрет жертвы домашнего насилия: чёткое осознание своего бедственного положения вкупе с упадническим смирением, желание на сто процентов изменить свою жизнь и параллельное осознание беспомощности и связывающего руки бессилия, порывы всадить ненавистному супругу нож по рукоятку и страх совершить непоправимое.

Особенно тонко режиссёр и актриса прописывают суть поддержания порочной связи жертвы с мучителем, которую так и не получается разорвать по-настоящему. Поскольку когда-то такой союз заключался по любви и некогда пылкое сердце до сих пор отказывается верить, что близкий человек способен поднять на тебя руку, унизить или оскорбить. Аня ни в коем случае не выглядит шаблонной жертвой. Она правдоподобна во всём – от слов до поступков, и если кто-то решится осудить её за нерешительность и глупость, пускай сперва сам окажется в такой ситуации (не дай бог).

Сёстры

Ещё более силён Никита Ефремов, из которого получился идеальный образ супруга-тирана. Мы не увидим, как он распускает руки, но внимательный глаз легко различит в этом обаятельном парне деспотичного подонка. Его Андрей как раз из тех людей, про которых на следствии старушки-соседки будут говорить: «Да что вы, такой замечательный мальчик, не пьёт, не курит, не мусорит, всегда здоровается и улыбается – не мог он такого сделать».

Но за этими улыбками, сладкими речами и плавной пластикой движений спрятан монстр, которого рассмотрят не все. Стоит лишь осознать, как легко он расставляет словесные ловушки в разговорах, катком давит в убеждениях и настойчивости, тисками сжимает твою руку, то сразу понимаешь: от этого чемпиона по газлайтингу нужно немедленно бежать, иначе станет слишком поздно.

Сёстры

Чувством такой безнадеги пропитан каждый кадр, сопровождаемый бьющим по нервным точкам саундтреком. Иван Петухов настолько удачно воссоздаёт оптику замученной женщины, для которой чистенькая современная квартира давно превращена в душный склеп, что многие недоработанные моменты тут же отходят на второй план.

В прессе уже звучало мнение, что «Сёстры» могут восприниматься как пропаганда чрезмерно радикального способа борьбы, а сами призраки лишь демонизируют членов общества по защите прав женщин. Однако, как любой здравомыслящий человек, зритель должен рассмотреть прежде всего важный посыл, превращающий фильм в нечто гораздо большее, чем полнометражный социальный ролик. Это умение находить в себе внутреннюю силу, дабы противостоять жестокости и не терпеть издевательств из-за страха начать всё заново, а также не тешить себя надеждой, что садист одумается.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here