Беззубая сатира

Октав (Гаспар Пруст) – опытный модельный скаут. В его жизни нет проблем: по ночам он занимается сексом с красивыми женщинами, днём спит, а вечера проводит в компании снобов и представителей истеблишмента на многочисленных светских раутах. Но когда у косметической компании «Идеаль», на которую француз работает, начинаются проблемы, Октав вынужден изменить привычному жизненному укладу и в срочном порядке начать поиски идеальной модели.

Известный французский писатель-провокатор Фредерик Бегбедер знаком с миром большого кино не понаслышке: в 2012 году он дебютировал в режиссуре с экранизацией собственного романа «Любовь живёт три года». Фильм получил смешанные отзывы, но вышел, по мнению многих зрителей и критиков, на порядок хуже оригинала. Художественной картиной «Идеаль» романист продолжает свою интеграцию в кинематограф. Главный герой истории – проекция автора, возведённая в абсолют, – предстаёт перед зрителем одномерным и скучным гедонистом-приспособленцем, а основной мысли произведения – претенциозной, инфантильной попытки обличительной морали идеологии высшего общества – не хватает стройности и изящности.

Что удивительно, постановщику изменяет чувство вкуса. Опытный публицист спотыкается на самых, казалось бы, простых отрезках рассказа, вводя в повествование ненужных второстепенных персонажей, делая долгие отступления, никак не развивающие основную сюжетную линию. Сатирическая по идее, бездумная по содержанию лента выглядит плохо и как комедия, и как история взросления. Герои, в том числе сам Октав, не вызывают сопереживания; они безобразны до кончиков ногтей, их мерзкие, абсурдные с точки зрения здравого смысла поступки никоим образом не противовешиваются хотя бы минимальной добродетелью. Вялая и неуклюжая попытка их очеловечивания выглядит не логичным и ярким финальным аккордом истории, а последней отчаянной надеждой подвести всё к банальному хэппи-энду.

Стилистически и композиционно «Идеаль» приближается к худшим творениям Уве Болла, но при этом старательно пытается надеть на себя фрак понаряднее – точь-в-точь его герои, в которых за стильными дорогими костюмами скрываются червоточины души. Бегбедер напрочь теряется, устраивая дикий микс из разнообразных киноприёмов, который при изрядной доли везения мог бы привидеться рядовому наркоману в его сумасшедшем трипе. Октав, Валентина (Одри Флеро) и другие герои то пробивают пресловутую четвёртую стену, обращаясь к зрителю напрямую, то упорно её игнорируют. В один момент постановщик использует прямое повествование, а в другой легко перескакивает от прошлого к настоящему, вкрапляя в аудиовизуальное описание метафорические образы и элементы дешёвого эпатажа. Акцентируя своё внимание на стыке контркультуры и привычного человеку познания и творчества, режиссёр оперирует понятиями нулевой и внутренней фокализации. Впрочем, соединяет их автор всё так же – бесталанно.

Отдельного внимания заслуживает визуальное представление России, в которой герои «Идеаля» проводят большую часть экранного времени. Разнузданные вечеринки русских олигархов демонстрируются стереотипно, схематично и, кажется, списаны с гулянок новых русских в малиновых пиджаках – Фредерик Бегбедер явно вдохновлялся лихими девяностыми. Алексей Гуськов, играющий одного из местных воротил-мафиози, лицедействуя, очевидно дурачится. Однако потуги серьёзного драматического актёра вместо ожидаемого хохота вызывают лишь испанский стыд. Зато фильм – отрада охочим за обнажёнными женскими телесами, недостатка в которых эта удивительно скучная и плохо сочинённая история об изнанке шоу-бизнеса не испытывает.

ОЦЕНКИ
Для глаз
5
Для ума
2
Для сердца
2
Предыдущая статьяКиноведы #152: Коста-Гаврас не станет молчать
Следующая статьяЧужие. Спринт
Перманентно рефлексирующий графоман, эмпат-старовер со склонностью к эстетике прекрасного.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here