Я, Эрл и умирающая девушка

209 дней дружбы по принуждению

Подростковые драмы, будь это книги или кинофильмы, питают странную любовь к болезням и отклонениям. Порой их каталог выглядит точно медицинский справочник – здесь протагонист страдает синдромом Аспергера, тут – булимией, а там – раком. И всё бы ничего, если бы серьёзные проблемы не использовались как простой и дешёвый метод создать драматический эффект, в первую очередь – несчастную любовь. Выходит странное – точно фильмы эпохи зарождения домашнего видео романтизировали мордобой и насилие, так и сейчас подростковые произведения романтизируют болезни. К счастью, «Я, Эрл и умирающая девушка» – приятное исключение. Это не фильм о недолговечной любви, равно как и не фильм о лейкемии. Это, скорее, фильм о постепенном понимании того, что стоит делать с собой и со своим окружением, снятый для поколения, в котором главная пандемия – это синдром дефицита внимания.

Фильм – экранизация одноимённого романа – и это яркий пример того, как надо переносить книги на киноязык. Хотя общий синопсис не изменился, добрые 60% первоисточника были переработаны (причём его же автором, который по совместительству выступил сценаристом). Новые шутки, новый тон, ссылки на более актуальные события, расширенные роли некоторых героев и появление совершенно новых персонажей – ленту можно смотреть хоть сразу после прочтения, скучно не будет.

В центре сюжета – старшеклассник Грег (Томас Манн), который, как и любой среднестатистический подросток, пытается выдать свои комплексы за уникальное отношение к жизни. Его нелюдимость и боязнь чужого мнения выливается в уникальную систему поддерживания одинаково хорошего (читай: никакого) отношения со всеми социальными кастами старшеклассников (о том, как их много, мы помним ещё по «Дрянным девчонкам»), его социальная неловкость выливается в «непосредственный» юмор и так далее. Но, как и всякому 17-летнему подростку, ему всё равно почти на всё, что происходит вокруг.

Его отдушина – съёмки псевдоплохих ремейков фильмов, которые строятся по простому принципу: берётся классика кинематографа – коверкается её название – исковерканное название становится основой сюжета ремейка. Снимает их Грег со своим другом Эрлом (АрДжей Сайлер), наверное, единственным на начало фильма принимающим его человеком его возраста, выросшим в непростой семье.

Я, Эрл и умирающая девушка

«Я» есть, «Эрл» есть, осталась «умирающая девушка». Рэйчел (Оливия Кук) появляется в жизни Грега по причине, достойной лучших сонетов Шекспира (на самом деле, нет) – по принуждению матери. Что же дальше, они влюбятся и изменят жизнь друг друга, как это бывает в банальных мелодрамах?

К счастью, «Я, Эрл и умирающая девушка» далёк от банальности. Фильм, хотя и является несколько более светлым, чем совсем печальная (в хорошем смысле) книга, всё же показывает, что жизнь-то, на деле, может быть достаточно прозаичной и далеко не всё в ней должно нравиться. Но это то, что у нас есть, поэтому с этим и надо работать.

Фильм привлекает многим. Во-первых, отличным сценарием. Джесси Эндрюс выпотрошил свою книгу, оставив от неё лишь скелет, на котором нарастил мясо из неловкого юмора, по-хорошему неуместных лирических отступлений и приземлённой подростковой драмы.

Во-вторых, актёрами. Хотя протагонисты куда привлекательнее, чем пытаются изобразить, они прекрасно справляются как с шутками, рассказываемыми с серьёзным лицом, так и с нелепой в своей бессмысленности подростковой злобой и грустью. Да и второстепенные персонажи постоянно перетягивают на себя одеяло внимания. Особенно хороши Молли Шеннон в роли странноватой, но любящей матери-алкоголички и Ник Офферман в роли отца главного героя, любителя котов, нишевых фильмов и малопонятной еды. Впрочем, остальные от них если и отстают, то несильно.

Я, Эрл и умирающая девушка

В-третьих, деталями. От надписей на пакете для обеда у Грега до элементов интерьера в комнатах и анимированных вставок, фильм насыщен нюансами и аллюзиями. Дорогого стоят отсылки к классике кинематографа, которые проявляются далеко не только в виде снимаемых протагонистами ремейков (хотя и те чертовски хороши), как может показаться при первом просмотре.

В-четвёртых, картинкой. Для подростковой драмы (или всё же драмедии) фильм очень и очень красив. Прекрасная операторская работа, отличная работа художника – настоящая радость для глаз.

Фильм, при всей своей приземлённости, выступает тем самым образцом, за который можно любить современный кинематограф. Он говорит со зрителем на одном языке, приятно удивляет отходом от штампов, хорошим юмором, который не сработал бы в отрыве от контекста, а его «нравоучения» не вызовут отторжения даже у бунтующих подростков. Это история, захватывающая тем, что в ней так мало захватывающего – но от экрана она не отпускает. Особенно последние 20 минут – это одни из лучших минут, что можно увидеть в подростковом кино. Ну а после просмотра (или до) стоит прочитать книгу, чтобы увидеть всё в несколько иной перспективе.

Вердикт: Не признающий клише независимый фильм, говорящий со зрителем на одном языке, который обязательно станет настоящей классикой подросткового кино.

9

9

9

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here