С детства влюблённому в кинематограф Элгину Джеймсу предложили снять фильм о его жизни – под крылом крупной студии, с Джастином Тимберлейком в главной роли и Ником Кассаветисом в режиссёрском кресле. Причина такого интереса к Элгину заключалась в том, что почти пятнадцать лет он был членом инициативной группы под названием FSU, им же основанной, целью которой было защищать панк и хардкор-сцену Бостона от нападений и влияния неонацистов, а также избавлять город от наркодиллеров. Несмотря на благие намерения, методы, которые выбирали члены группы, всегда были агрессивными и заключались в основном в избиениях («зачистках», как их называли), тех, кого они объявляли своими врагами. В результате ФБР квалифицировало FSU как уличную банду.

Про историю группы уже снимались документальные фильмы, и вот Элгин Джеймс наконец получил лестное предложение рассказать о своей жизни на большом экране. Казалось бы, о чём ещё можно мечтать, когда про твою непростую судьбу желают поведать такие внушительные в мире искусства люди? Однако чем дольше продолжались переговоры о будущей картине, тем больше Элгин понимал, что от его истории остаётся всё меньше и меньше. Джеймс – метис, а в глазах создателей фильма он был белым парнем, и вся его история перекраивалась так, чтобы её можно было гламурно рассказать в рамках PG-13. Жена Элгина, видя сомнения мужа, однажды сказала ему, что он должен бросить это дело, тем более что ему по силам снять фильм самому. Несмотря на то, что остальное окружение Джеймса считало отказ от такого заманчивого предложения безумием, он всё же решил последовать советам жены. Обоим.

Элгин Джеймс вырос в «нестабильной среде» и за свою жизнь перевидал немало бед – в детстве он жил в нескольких неблагополучных приёмных семьях, пока, наконец, не был усыновлён интеллигентной парой; в юности он бродяжничал, бил и был бит; его друзья умирали или отправлялись в тюрьму, связавшись с различными бандами; он сам был арестован ФБР и отсидел срок за вымогательство в отношении чикагского музыканта, связанного с неонацистами, которое имело место в 2006 году, и чьё избиение также было санкционировано Джеймсом. Элгин – тот человек, который имел полное право снять удушливый фильм о круговороте жестокости в мире, вывалив на зрителя всё зло и сказав, что может говорить об этом так жёстко, как пожелает, – ведь он пережил такое сам. Однако автор фильма «Пташки» решил пойти по другой дорожке – поделиться с молодежью новообретённой мудростью и рассказать о своём нынешнем отношении к насилию, которое он к сорока двум годам решительно пересмотрел.

Изначально Элгин хотел рассказать историю о себе и одном своём друге: «Мы были плохими, раздражительными, заблудшими и склонными к насилию парнями. – рассказывает Джеймс. – Вместе мы дошли до бродяжничества в Бостоне, где и основали банду. Мы думали, что основали империю, однако построена она была на мусоре и грязи. В то время у нас больше ничего не было». Однако он столкнулся с серьёзной сложностью, когда начал продумывать сюжет – как снять всё так, чтобы не прославлять насилие? Как заставить зрителя проникнуться фильмом о двух сложных подростках мужского пола, когда всё, о чём они обычно разговаривают, выражается нецензурной речью и сопровождается не очень привлекательной бравадой? Ответ пришел оттуда же, откуда и идея будущей картины – из реальной жизни.

Элгина окружает множество сильных женщин – его мать, интеллектуалка и борец за гражданские права; жена, которая поддерживает все начинания мужа, не оглядываясь на мнение остальных; и у него есть прекрасные сёстры, которым он часто надоедал в детстве, следуя за ними везде и всегда. Именно слабый пол подсказал ему, как разрешить проблему – Элгин заменил мальчиков на девочек, получив тем самым возможность рассказать о чём-то более хрупком и сделать это достаточно серьёзно.

Когда сценарий был готов, Джеймс уже имел поддержку продюсера фильмов «Полу-Нельсон» и «Валентинка» Джейми Патрикофа, высоко оценившего его короткометражку 2006 года «Спокойной ночи, луна» (в которой снялся солист Fall Out Boy Пит Венц). На вопрос, кого Джеймс хочет видеть в главной роли, он ответил: «Джуно Темпл и ещё раз Джуно Темпл». Элгин как раз недавно посмотрел несколько работ молодой актрисы, к тому же, её отец снял фильм, благодаря которому Элгин увлёкся панк-рок и хардкор музыкой. Однако ему сразу дали понять, что заполучить Темпл будет невозможно – в то время она работала на съёмочной площадке «Гринберга» и была, что называется, нарасхват. Каково же было удивление Элгина, когда в один прекрасный день актриса сама пришла на кастинг, одетая в «безумную меховую шубу» и рискнувшая приехать после жуткой пьянки, потому что ей понравился сценарий. Джеймс сразу распознал в Темпл «своего человека», и во время работы над фильмом они сильно сблизились.

Теперь, помимо матери и жены, Элгин называет своей сильной женщиной ещё и Джуно, которая помогла ему в сложный для него период и стала важной частью его жизни. Темпл не отвернулась от Джеймса даже тогда, когда в 2009 году он был арестован ФБР за преступление, совершённое в прошлом, хотя ей, как будущей звезде, настоятельно рекомендовали «прекратить возиться с парнем, который отправится в тюрьму».

В работе над фильмом Элгину Джеймсу помогали и другие талантливые женщины – Кэтрин Хардвик и опытная Джоан Дарлинг («Чёртова служба в госпитале МЭШ») давали советы по режиссуре, а Рид Морано («Замёрзшая река») выступила оператором. Исполнительница одной из главных ролей Кей Пэнабэйкер тоже вдохновилась идеями Элгина и говорит о совместной картине едва ли не с большим воодушевлением, чем сам режиссёр: «Мы стараемся не ради наград. Мы не пытаемся заставить людей любить фильм. Мы просто хотим, чтобы люди увидели его и почувствовали что-то».

По нашему телевидению фильм показывали под названием «Спокойной ночи, луна». Зачем нужно было его именовать так же, как и предыдущую короткометражку Джеймса – загадка. Наверное, чтобы всех запутать.

«Режиссёры всегда говорят: «Я люблю своих актрис», а актрисы всегда говорят «Я люблю своего режиссёра», но зачастую это обычная голливудская чушь. У нас возникла настоящая связь, мы стали семьёй, так что здорово видеться с ними снова» – откровенничает Элгин после очередной встречи с Джуно Темпл и Кэйт Басворт, которая появилась в эпизодической роли в картине.

Но, несмотря на такую внушительную поддержку, иногда Джеймс думал, что фильм может не состояться. Всё шло не по плану – как только Патрикоф обрадовал Джеймса тем, что он раздобыл финансирование и можно уже приступать к съёмкам, на следующий же день Элгина арестовали десятки агентов ФБР. «Это плата за образ жизни, который я вёл многие годы. Я был виновен. Я сказал это сразу. Мне нужно было добиться, чтобы меня оставили на свободе подольше – чтобы успеть снять фильм» – рассказывает Джеймс о неожиданном аресте. За Элгина заступились шестьдесят человек, в числе которых был основатель кинофестиваля «Санденс» Роберт Редфорд, и в результате Джеймсу всё-таки удалось снять фильм незадолго до того, как он отправился в тюрьму – премьера «Пташек» состоялась на «Санденсе» в январе 2011 года, а уже в марте новоиспечённый режиссёр начал отбывать свой срок.

Элгин окончательно отрёкся от насильственных методов, что прекрасно подтверждает его дебют, и теперь тоже называет FSU бандой, разорвав тем самым все связи с прошлым и надеясь на продолжение карьеры в кино.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here