В 2013 году франко-германский телеканал ARTE выпускает двенадцатисерийный проект «Одиссея», в создании которого участвовали Франция, Португалия и Италия, а режиссёром выступил итальянский режиссёр Стефан Джусти. Амбициозный замысел, основанный на гомеровском эпосе, был призван собрать неплохую аудиторию и познакомить зрителей с классикой древнегреческой литературы. Но уже после пилотных серий стало ясно, что сериал не смог вызвать ажиотажа у аудитории и показал самый низкий рейтинг за всю историю существования ARTE. Попробуем разобраться, в чём же причина неудачи новейшей «Одиссеи».

Из учебников по классической литературе известно, что поэмы «Илиада» и «Одиссея» были созданы на основе героических песен-преданий, которые исполняли певцы-аэды, бродя по земле древней Эллады. Сами греки всю честь создания этих знаменитых поэм приписывали слепому поэту-сказителю Гомеру, уроженцу острова Хиос (учёные относят их создание к VIII веку до н.э.). Особенность композиции гомеровских поэм заключалась в том, что каждую песню поэмы можно было исполнять отдельно, как самостоятельный рассказ о том или ином событии из жизни её героев, что само по себе близко сериальной форме изложения. «Одиссея» описывает полное приключений десятилетнее возвращение на родину после Троянской войны царя маленького острова Итаки хитроумного Одиссея, вдохновлённого своей богиней-покровительницей Афиной.

На сегодняшний день существует, как минимум, одна достойная экранизация «Одиссеи». Это двухсерийный мини-сериал Андрея Кончаловского, снятый в США в 1997 году, с Армандом Ассанте и Гретой Скакки в главных ролях. В своё время эта постановка пользовалась огромным успехом, о чём свидетельствует американская телепремия «Эмми» и номинация на «Золотой Глобус». Такому ажиотажу способствовала концепция самого режиссёра, старавшегося создать «свободную фантазию по мотивам произведений Гомера». Добавим к этому натуралистичность повествования, визуально безупречное изложение фантастических приключений царя Итаки, сокращение пространного эпоса и, следовательно, изменение многих сюжетных ходов оригинала, практически безупречный актёрский состав и получим, если не шедевр, то хорошо рассказанную и показанную историю, что уже само по себе имеет большую ценность.

Новейшая европейская «Одиссея» так же может похвастаться замечательным кастингом. Роль Одиссея досталась знаменитому итальянскому актёру Алессио Бони. На его счету роль прославленного живописца Караваджо в одноимённом фильме, работа в «Грозовом перевале» и «Ребекке». Российскому зрителю Бони известен прежде всего по роли Андрея Болконского в франко-итальянском мини-сериале «Война и мир» 2007 года. В роли верной Пенелопы блистает итальянская актриса Катарина Мурино, известная по роли Соланж в «Казино Рояль» и работам с французскими и итальянскими кинорежиссёрами. Роль Телемаха исполняет малоизвестный французский актёр Нильс Шнайдер.

Если вспомнить классические приключения Одиссея – троянский конь, лотофаги («пожиратели лотоса»), циклоп Полифем, остров бога ветров Эола, остров великанов, волшебница Цирцея, сладкоголосые сирены, Сцилла и Харибда, царство нимфы Калипсо, Навсикая и феаки, наконец, возвращение на Итаку, – то сразу можно отметить, что событиям, происходящим на Итаке в отсутствие Одиссея, в поэме уделено совсем немного места. Тем любопытнее, что в новой «Одиссее» повествование сосредоточено исключительно на судьбе и борьбе за власть жены Одиссея Пенелопы и его наследника Телемаха. Сам царь Итаки появляется лишь к середине сериала и занимает достаточно пассивную позицию, пытаясь не столько вернуть власть, сколько ответить на гнетущий вопрос, что же творилось на Итаке в его отсутствие и вычислить потенциальных интриганов и предателей среди близких ему людей.

Таким образом, сюжет сериала построен на конце «Одиссеи» и начале мифической (несуществующей в каноническом варианте, зато имеющей многочисленные продолжения) «Телемахиды», описывающей смерть Одиссея и воцарение его сына Телемаха. В сериале повествование выстраивается неспешно и проникнуто внутренним драматизмом, что, с одной стороны, соответствует принципам древнегреческой эпической поэзии с её длинными пространными стопами, а с другой – не даёт необходимого простора для воображения в отсутствии динамичности действия. Декорации Итаки практически не меняются по ходу развития сюжета, что сближает общую композицию сериала с классицистическими произведениями, с их единством времени, места и действия.

Особого внимания достойна чувственная игра Катарины Мурино, благодаря которой мы погружаемся в мир загадочной женской души, сначала живущей ожиданием встречи с Одиссеем, попутно пытаясь удержать власть, избавиться от навязчивых женихов и защитить свою семью, а затем борющейся с демонами собственного мужа, вернувшегося другим человеком.

Всё это, несомненно, представляет интересную задумку, но проблема в том, что от подобного проекта ждёшь определённого размаха, особенно учитывая заявленный слоган: «Могущество. Интриги. Мифы». Убрав из «Одиссеи» собственно приключения легендарного мужа, создатели решили сфокусироваться на психологических коллизиях и драматических перипетиях в судьбах героев, добавив в сценарий бытовые сцены и долгие пространные диалоги. Но при этом создатели пошли дальше и разбавили «скучное» повествование известными сюжетными ходами (кровавыми и постельными сценами) с явной целью угодить вкусам восприимчивых зрителей. Но в отсутствие хитросплетённых интриг и общей динамичности сюжета данные попытки смотрятся несколько беспомощно на фоне очевидных образцов телепеплума, таких как «Спартак» или «Рим».

И всё же, несмотря на очевидные минусы «Одиссеи», не стоит забывать, что по всем признакам перед нами камерное кино со всеми его составляющими (например, с великолепно снятой кульминационной сценой встречи Пенелопы и Одиссея). Поэтому главную претензию стоит предъявить, скорее, к названию проекта. На первый план в сериале выдвинута пресловутая Пенелопа, настоящий женский архетип, женщина, которая 12 лет терпеливо ждала возвращения мужа, то отчаиваясь, то снова веря, что он вернётся, не теряя при этом чувства собственного достоинства, оставаясь верной матерью и женой. Возможно, назвав проект в её честь, создатели бы, во-первых, избежали ненужных претензий к сюжетной основе «Одиссеи», а, во-вторых, немного поработав над сценарием, смогли бы сформировать определённый отклик у женской части аудитории. Как говорила сама Пенелопа: «Мне лучше немедля сведать о том, что грозит впереди». Этой простой истине создателям нынешней «Одиссеи» стоило бы поучиться у разумной Пенелопы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here