Мыс страха

На 1990-е годы пришлась вторая волна популярности фильмов в жанре психологического триллера. Будто отдавая дань заслугам Хичкока, и, может быть, негласно состязаясь с великим режиссёром за звание признанного короля саспенса, за последнее десятилетие XX века появляются шедевры, которые по сей день остаются эталонными и непревзойдёнными в своём жанре. Стоит только вспомнить «Молчание ягнят» Джонатана Демме, «Мыс страха» Мартина Скорсезе или финчеровские «Игру», «Семь» и «Бойцовский клуб», чтобы согласиться с тем, что в конце прошлого века умами широкой публики завладели маньяки-интеллектуалы, вгоняющие в дрожь изощрёнными методами расправы со своими жертвами.

Но если Дэйвид Финчер пугал нас своими героями как 20 лет назад, так и сегодня, то о Мартине Скорсезе этого не скажешь. Фильмы автора «Таксиста» всегда были сильными, задевающими за живое, глубокими, не лишёнными юмористической составляющей, но страшными не были никогда. Ему удаются драмы о «славных» парнях, связанных с миром криминальных разборок, герои которых сложны и симпатичны, невзирая на род занятий. Поэтому картина Скорсезе «Мыс страха» с Робертом Де Ниро, увидевшая свет в 1991 году, выбивалась из всей его творческой биографии вплоть до 2009 года, пока режиссёр не решил попытаться напугать зрителей вновь «Островом проклятых» – с Леонардо ДиКаприо в роли спятившего судебного пристава, совершившего расправу над своей семьёй.

Мыс страха

Талантливому человеку удаётся всё: оба психологических триллера оказались коммерчески успешными и нашли свою нишу в истории кинематографа. Однако успех картин не стоит связывать только лишь с именем режиссёра. Обе работы удались благодаря убедительному перевоплощению актёров в опасных маньяков. И если ДиКаприо предстояло только психологически переродиться в Тедди Дэниелса, то Де Ниро ради роли пришлось претерпеть даже физические метаморфозы. Чтобы соответствовать образу бывшего заключённого Макса Кейди, актёр несколько месяцев провёл в спортивном зале, набирая необходимую мышечную массу. Также Де Ниро заплатил пять тысяч долларов дантисту, чтобы его зубы стали похожи на зубы человека, отмотавшего 14-летний тюремный срок.

Мартин Скорсезе до последнего не решался работать над ремейком «Мыса страха». Режиссёр колебался из-за неприятного ему образа семьи Боуденов в фильме-предшественнике. Боудены образца 1962 года слишком ненатуральны, приторны и до омерзения счастливы, пока их семейную идиллию не разрушает Кейди. Однако Де Ниро, желавший сыграть роль опасного маньяка, буквально упросил режиссёра взяться за съёмки. Тогда Скорсезе изменил первоначальный сценарий Джеймса Р. Уэбба, превратив и адвоката Сэма Боудена, и бывшего зэка Макса Кейди в равной степени виновных персонажей.

Адвокат Сэм Боуден (Ник Нолти) нечист на руку, изменяет жене (Джессика Лэнг) и мало времени уделяет дочери (Джульетт Льюис). 14 лет назад он защищал насильника Макса Кейди (Роберт Де Ниро), однако, пожалев потерпевшую, утаил от следствия факты, которые могли бы смягчить приговор. В тюрьме Кейди вынашивал изощрённый план мести адвокату и, выйдя на свободу, решил преподать урок не только ему, но и его семье.

Мыс страха

Костяк сюжета стар как мир – обиженный стремится покарать обидчика. Именно то, что обидчик – блюститель закона, самостоятельно решивший сыграть в судьбе Кейди роль правосудия, становится основанием для нового взгляда на действительность. Изначально может показаться, что бывший заключённый – обычный психопат, который преследует своего адвоката, не сумевшего защитить его от тюрьмы. Кейди обвинили в изнасиловании и жестоком избиении несовершеннолетней девушки. Обвинение воспринимается нами как вполне справедливое, пока Сэм Боуден не признаётся своему коллеге в том, что утаил от следствия то, что избитая Кейди девушка занималась проституцией. Это могло бы стать смягчающим обстоятельством в суде и сократить тюремный срок.

В какой-то момент мы перестаём понимать, кто же является жертвой: Сэм, который совершил преступление против судебной системы пусть даже из благих побуждений или Макс, который четверть века провёл за решёткой и пытается заставить своего бывшего адвоката признать содеянное и покаяться.

От того, что нам больше симпатичен образ маньяка Макса Кейди, пробирает дрожь. Роберт Де Ниро наделил персонажа животным магнетизмом. Это чувство сродни тому, которое испытывает дрессировщик, входя в клетку с диким хищником. Опасность возбуждает, придаёт интерес, интригует и полностью овладевает рассудком. Именно поэтому зритель, подобно 15-летней Дэнни, поддаётся чарам Кейди и пытается найти пусть даже самые нелепые и неправдоподобные оправдания его действиям, продиктованным местью. Он травит собаку жены адвоката, будто тень маячит вокруг дома Боуденов, наводя на них ужас, и даже пытается войти в доверие к их дочери, обманным путём добиваясь встречи с ней с целью настроить её против родителей.

Мыс страха

Некоторые зрители ошибочно ставят «Мыс страха» в ряд с фильмами ужасов. Ощущение тревоги создаётся не типичными для хорроров приёмами запугивания. Мы не слышим резких скрипок, внезапно кричащих в верхних регистрах, не видим маньяка, выскакивающего из темноты с оружием в руках. Мартин Скорсезе пугает холодной логикой Кейди, крупными планами мимики маньяка, детализируемой камерой оператора Фредди Фрэнсиса, не покидающим предчувствием ещё большей беды, уготованной для семьи адвоката. Огромный эмоциональный эффект достигается с помощью демонстрации вставок из чёрно-белых фильмов ужасов, которые постоянно смотрит в своей комнате Дэнни Боуден.

«Мыс страха» – это классический триллер. Но если вы переживаете из-за того, что не получите достаточной дозы адреналина во время просмотра, то отбросьте все сомнения. Сюжетная линия нагнетает волнение в геометрической прогрессии, а взгляд Кейди, уходящего под воду в финале, вряд ли когда-нибудь перестанет щекотать вам нервы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here