В золотой клетке

Ей было пятнадцать, когда её, белокурую и невинную, повели под венец. Ей было пятнадцать – и всё вокруг казалось обещанием чудесной жизни. Игриво скакали солнечные зайчики по зелёной листве, пока её, дочь австрийского императора, везли в карете из Вены в Париж. Радостно щебетали птицы в Компьенском лесу, где её, суженую Людовика XVI, раздели донага и облачили в новое платье. Ослепительной роскошью блистал Версаль, куда её, будущую дофину Франции, доставили со всеми почестями и комфортом.

Мария-Антуанетта, одна из самых скандальных фигур на французском престоле, не раз становилась центром внимания в литературе и кино. Но, пожалуй, лишь Софии Копполе удалось посмотреть на расточительную и капризную королеву другими глазами. Историческая и политическая обстановка отходят в фильме на второй план – вместе с очевидными обвинениями в мотовстве и глупости. Основное же внимание уделяется переживаниям молодой девушки, чья жизнь повернулась совсем не так, как можно было ожидать. В свои пятнадцать лет Мария-Антуанетта искала удовольствий и счастья, а нашла лишь холодное брачное ложе, змеиный клубок завистников и необходимость оправдывать чьи-то ожидания (матери, короля, целой страны). И пусть в 18-м веке ранние браки были в порядке вещей, из века 21-го – с лёгкой руки Софии Копполы – юная королева видится обычным подростком.

Режиссёр наполняет фильм яркими красками и огнями, свежестью и силой первых девичьих впечатлений. На экране разворачивается настоящее пиршество для глаз: это и нежные пейзажи, и ослепительные версальские интерьеры, и детально воссозданные платья-туфли-причёски, и, конечно же, удивительной красоты пирожные, которые так хочется – и так жалко – есть. Мария-Антуанетта упивается открывшимися ей удовольствиями, и так легко её в этом понять! Так легко проникнуться её наивным, совсем детским гедонизмом! И заслуга здесь принадлежит как Кирстен Данст, сочетающей в себе образы «девчонки с нашего двора» и неотразимой королевы, так и Софии Копполе, помещающей главную героиню в несколько осовремененный 18-й век.

Платья эпохи рококо, за которые художник по костюмам Милена Канонеро впоследствии получила «Оскар», окрашены в нетипичные для той эпохи нежные пастельные цвета. Коллекция туфель носит имя знаменитого дизайнера Маноло Бланик; более того, в одной из сцен присутствуют кеды Converse. Ну и, конечно же, важную роль в создании атмосферы играет музыка: большая часть фильма пролетает под мелодии «новой волны» и панк-рока – The Strokes, The Cure, New Order. При этом современные черты постановки не бросаются в глаза, как, например, в «Великом Гэтсби» База Лурмана, а естественным образом переплетаются с происходящим. София Коппола словно смотрит на события 18-го века сквозь призму века 21-го и таким образом приближает зрителя к своей героине. Поведение юной королевы перестаёт вызывать вопросы, и во многих моментах ей даже сочувствуешь.

В чём фильм провисает, так это в сюжете. Раскрытие образа Марии-Антуанетты занимает минут сорок, дальше начинаются повторения. Исторические события по-прежнему остаются на заднем плане, а личная жизнь королевы, кажется, даже её саму не особо волнует. Ни закрепление брака, ни рождение ребёнка, ни отношения с любовником не привносят в повествование динамику и не углубляют понимание мотивов юной австрийки. Хотя камера неотрывно следует за Кирстен Данст и ловит каждое её движение бровью, внутренние переживания героини во второй части фильма скрываются за семью печатями. И оттого сложно определить, меняется ли что-то в Марии-Антуанетте – кроме внешнего вида – к концу истории. Да и сама история становится размытой, лишённой каких-либо выводов и заключений.

Тем не менее, фильм всё-таки запоминается. Запоминается на уровне чувств – нежной цветовой гаммой, летней музыкой, брызжущей энергией. Софии Копполе, кажется, играючи удалось разрушить многовековой образ глупой, себялюбивой королевы и рассказать о Марии-Антуанетте как о молодой девушке, мало чем отличающейся от девушек века 21-го.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here