ДЭЙВИД ДУХОВНЫ И ДЖИЛЛИАН АНДЕРСОН: РАЗГОВОР
Из архивов: Малдер и Скалли болтают без умолку

Автор: Ник де Семлиен

В последний раз Дэйвид Духовны и Джиллиан Андерсон вместе говорили с прессой в 2008 году, продвигая вторую вылазку Малдера и Скалли на большой экран – «Хочу верить». Тогда же Empire провёл с дуэтом час в Лос-Анджелесе, чтобы задать ряд бескомпромиссных вопросов, плюс пару штук об их волосах. Поэтому далее следует откровенная и зачастую дико смешная беседа в своей целости. Предупреждение: содержится подробное обсуждение яичек Духовны.

Интервью было впервые опубликовано в выпуске 230 журнала Empire.

 

– Ну, каково вам снова нацепить удостоверения ФБР?

Джиллиан Андерсон: Хорошо. Но работа тяжёлая. Уже давно у меня не было таких длинных съёмок – я выбирала проекты на три-шесть недель, а это – первый за долгое время случай, когда я работала два с половиной месяца. У Дэйвида в фильме много физически тяжёлых моментов, и мне кажется, с одной стороны, я легко отделалась, а с другой – я всё ещё утомлена. Я просто чувствую себя старой. (Смеётся)

Дэйвид Духовны: На этом фильме я много бегал. Знаете, сниматься в экшен-сценах для актёра очень скучно. Экшен и сексуальные сцены – глупость, потому что там всё фальшиво. Конечно, всё в фильмах фальшиво, но эти моменты фальшивее остальных. Крис хотел снять сцену, в которой я пять минут за кем-то гонюсь на пределе сил. Интересно посмотреть, как всё смонтируют, но мы бегали до изнеможения пять или шесть ночей подряд, под дождём. Было очень глупо, и меня это бесило.

Андерсон: Съёмки были суровыми для всех. Холод, работа по ночам… Некоторые члены съёмочной группы говорили, что ничего труднее у них не бывало. Я заболела, и в какой-то момент сын поцарапал мне роговицу, так что были кадры, где я с красным глазом и сопливым носом. Смотрите фильм внимательно.

– А что с волосами? Вы же не особенно любите быть рыжеволосой, правда?

Андерсон: Нет, не люблю. Для меня это сначала было немного шокирующим, поэтому вскоре после окончания сериала я избавилась от рыжего цвета, чтобы сохранять некое подобие приватности. Внезапно окружающие начали обращать на меня больше внимания и замечать моё присутствие. Я не в восторге от этого. В какой-то момент я снова стану блондинкой, но пока остаюсь такой на случай дополнительных съёмок – чтобы вернуться к этому цвету, нужно почти 20 часов, и я не хочу повторять этот процесс.

– Какой у вас натуральный цвет волос?

Андерсон: Не рыжий, но я и не блондинка. Что-то среднее.

Духовны: Она лысая. Полностью.

Андерсон: Эй! Забавно получилось, потому что на съёмках пилота цвет был каким-то мышино-коричневым, и вдруг поступило указание сверху – не знаю, от кого – сделать цвет рыжим. Также были вопросы по поводу моей родинки. Крис решил, что для неё у меня на лице нет места, из-за чего гримёрам пришлась годами ворчать, скрывая её.

– Легко ли вам было вернуться в режим Малдера и Скалли?

Духовны: Я подумал, что будет легко, потому что в каком-то отношении у меня нет чувства, что я перестал работать на сериале. А потом, в конце первого дня своих забегов, я подумал: «Блин, я вообще не знаю, что делаю. Пора закатывать рукава».

Андерсон: У меня была особенно сложная, эмоциональная сцена, которая снималась в течение моих первых двух дней, и я бы немало заплатила, чтобы её не нужно было снимать именно тогда. Проблема была в сочетании усталости, потому что я только что прилетела из Индии с пересадкой в Лондоне, и уверенности в том, что снова стать Скалли будет так легко. А получилось иначе. Во время съёмок я в глубине души бунтовала, думала: «Должен же быть какой-то способ от этого отмазаться…».

Духовны: Но Джиллиан упрямая.

Андерсон: Спасибо. (Смеётся)

– Правда ли, что в фильм смотрится как хоррор?

Духовны: Я бы сравнил его с «Тумсом» (классической серией первого сезона о серийном убийце, который может растягиваться), который также был сделан на манер хоррора/триллера. У Криса богатый опыт в намёках на ужасные вещи вместо демонстрации их. При этом, правда, я точно знаю, что в новом фильме есть вещи, которые нельзя показывать в кинотеатрах. Попадут ли эти моменты на DVD? Возможно, у него есть такие планы. Не знаю.

– Задолго до появления «Секретных материалов» в вашей жизни, вы оба имели дело с миром софт-порно. Какие у вас остались воспоминания об этом?

[quote float=»right»]Был кадр, где я лежу на обеденном столе в свадебном платье, а моя кормящая грудь открыта всему миру.[/quote]

Духовны: Ах да, «Дневники Красной Туфельки». Забавно, что этот сериал часто показывали по ТВ в Ванкувере, пока шли наши съёмки. Его постоянно показывают в три часа ночи в Канаде. И людям нравится. Ко мне подходят и спрашивают, будут ли новые серии, а я там не снимался года с так с 94-го или 95-го.

Андерсон: Я всё ещё не видела ни одной серии.

Духовны: Если честно, то у меня к этому делу очень тёплое отношение, потому что [автор идеи] Залман Кинг очень хорошо ко мне отнёсся. Он пытался помочь мне, как актёру, и мне просто нравилось работать перед камерой. А что касается разговоров про софт-порно, то в развратных сценах меня-то не было. Я всегда читал монологи, пока блуждал с собакой, так что всё веселье происходило без меня. В то же время я был полностью голым на один кадр в «Новом году», моём первом фильме. Но это ненамеренно – просто так получилось. То есть, я знал, что я голый, но не знал, что на секунду всё болтается перед камерой.

Андерсон: Первой моей работой перед камерой был отстойный фильмец под названием «Перевоплощение», который недавно пытались перевыпустить на DVD под видом порнографии. Там есть одна сцена в кухне, где я целуюсь с парнем, а потом становится очевидно, что мы занимались сексом или что-то такое. Сколько раз мне вспоминают эту ****скую сцену… даже дети некоторых моих друзей её поскачивали себе на компьютеры!

– Это то, за что вам сейчас больше всего стыдно?

Духовны: Это, и ещё фотосъёмки.

Андерсон: (смеётся) Да, должна согласиться. У меня была одна, кажется для журнала People – знаете, какими дурацкими бывают их фотографии – и теперь я отказываюсь работать с People. Но тогда у меня только родилась дочь, поэтому был кадр, где я лежу на обеденном столе в свадебном платье, а моя кормящая грудь открыта всему миру. И это было во времена, когда у меня в сериале была очень, очень плохая причёска, и во время съёмки она была такой же плохой. Кажется, был ещё один кадр, где я и мой тогдашний муж были в комнате (дочери) Пайпер с плюшевым медведем. В какой-то момент были даже разговоры о том, чтобы мы забрались в детскую кроватку. Какой позор! (Пауза) Спросите у Дэйвида о его фотографии с чайной чашкой…

Духовны: Странно получилось – мне пару часов назад кто-то прислал эту фотографию на телефон с подписью «Это ты?». А я и не помню, когда в последний раз её видел. Снимок сделали, как только мы начали снимать «Секретные материалы», когда я поехал в Лос-Анджелес, чтобы фотографироваться в доме моего менеджера. В перерывах я просто ***нёй страдал, голый, и прикрыл себе гениталии чайной чашкой. А они это сфотографировали, для себя, чтобы потом посмеяться. Я тогда невинно думал: «Это мои яйца. Кому может понадобиться фотография моих яиц?». И через пару лет мой тогдашний пиарщик, который останется безымянным, эти снимки продал. Вот, смотрите… (Он достаёт свой iPhone и, после пары манипуляций с кнопками, показывает фотографию. Андерсон взрывается хохотом.)

Андерсон: О Боже! Помню, во время съёмок сериала ты дико стыдился этого. Такой молодой на фотографии!

Духовны: (убирает телефон) И больше не покажу…

Андерсон: Это те вещи, которые делаешь по молодости и думаешь, что все так делают, или кто-то постарше убеждает тебя, что это нормально. А спустя годы думаешь: «Господи!». Иногда и двух лет хватает…

– «Секретные материалы» были запущены в производство в 1993 году, когда вам, Дэйвид, было 33, а вам, Джиллиан, было 25. Вы помните, как познакомились?

Духовны: Да. Это было на читке пилота для людей с канала. Было два актёра – я и ещё один парень – и четыре или пять девушек. Я случайно сел рядом с Джиллиан и сказал: «Не хочешь порепетировать?».

Андерсон: Я это помню немного иначе. В первый раз я встретила Дэйвида в коридоре на той читке, и он был очень обаятельным и заигрывал со всеми девушками, проходящими мимо. (Оба смеются) Кто-то мне сказал, что перед пробами мне надо посмотреть «Калифорнию», но у меня до этого руки не дошли.

– Ко второму году сериал превратился в культурный феномен. Вместе с успехом пришли слава и богатство, но также, как я понимаю, и фанаты-чудаки…

Андерсон: Правильно понимаете. В большинстве случаев приходят письма. Есть разные группы. Есть помешанные фанаты, которые всю свою жизнь строят вокруг сериала и татуируют наши лица себе на ягодицах. А есть фанаты, которые по-настоящему психически неуравновешены. Это две очень разные категории.

Духовны: Самый странный случай у меня был в прошлом году, как раз перед выходом «Телевизора», когда я был в Вегасе и участвовал в конференции по независимому кино. Я за кулисами ждал машину, которая отвезёт меня в аэропорт, потому что мне всегда не терпится свалить из Вегаса. И там была пара, мужчина и женщина. Они стояли и нервно смотрели в мою сторону, а я думал: «Так, эти двое сейчас подойдут». И конечно же, мужик подходит и говорит: «Моя девушка – очень большая фанатка». Я подумал: «О Боже, они свингеры. Они живут в Вегасе, и он хочет посмотреть, как я отымею его жену». А он говорит: «Я хочу вас попросить… вы не сделаете ей предложение от моего имени?». Вопрос был таким странным, что я не сразу его переварил – я переспросил: «Ты хочешь, чтобы я попросил её выйти замуж за меня?». Но я наконец всё понял, выполнил просьбу и все стояли и плакали. Мне даже понравилось.

– Вы вдвоём сражались с инопланетянами, вампирами, грязевыми монстрами и людьми-личинками на протяжении восьми сезонов. Затем, Дэйвид, вы медленно покинули сериал. Вы утратили веру в него?

Духовны: «Утратил веру» – не совсем подходящие слова. Скорее, наступила творческая усталость. Усталость в целом от работы на сериале, а не от персонажа или франшизы, или Криса и Джиллиан. Съёмки «Секретных материалов» занимали по десять месяцев в год, в то время как, например, «Блудливая Калифорния» занимает всего три – это я могу делать сколько угодно. Так что возвращение не идёт против каких-либо моих принципов. Этот фильм – работа на три-четыре месяца, и тряхнуть стариной было приятно. Если бы вы сказали: «Продолжай сниматься в сериале», я бы ни за что не согласился, но работать с этими людьми в течение четырёх месяцев раз в три года или около того? Вот это было бы отлично.

– Вы следили за сериалом, когда вас в нём не было?

Духовны: Пару раз точно смотрел. Но не сказал бы, что я за ним следил…

– Многие фанаты остались недовольны тем, как сериал закончился. А закончился он, надо сказать, пшиком. Согласны ли вы, что жалобы обоснованы?

Андерсон: Знаете, что? К тому моменту, когда всё было закончено, у меня не было сил об этом говорить. У меня недостаточно сформирована общая картина, чтобы сказать, были ли даны ответы на вопросы и было ли всё достойно завершено. И если честно, отчасти мне всё равно. Я сочувствую преданным фанатам, которые почувствовали себя обманутыми, но…

Духовны: Мы всё же слишком глубоко погрязли в подробностях мифологии и подобных вещах. Что мне нравится в новом фильме, так это то, что он не перегружен, динамичен и сконцентрирован. Он как классические серии из первых нескольких сезонов.

– У вас дома есть залежи сувениров со съёмок?

Андерсон: У меня есть бочки, полные вещей, которые можно продавать на eBay. Если есть те, кому это интересно, то пусть обращаются и покупают мои пиджаки, шапки и сценарии, подписанные всеми.

Духовны: У меня таких вещей не очень много. Есть некоторые сувениры, которые я по ошибке унёс с собой. Есть хлопушки с серий, на которых я был режиссёром.

Андерсон: Мой любимый предмет реквизита – моё надгробье (из сюжета во втором сезоне, где Скалли похищают инопланетяне и её считают погибшей). Стоит в конце моего офиса в Лондоне.

– После такой долгой работы в одном жанре вы не устали от фантастики и всего, что с ней связано?

Духовны: Смотря какой фильм. «Чужой» – отличный фильм. Как и «Близкие контакты». Но я не из тех, кто ездит по фестивалям научной фантастики. «Космическая одиссея 2001 года» – тоже хорошо.

Андерсон: Я большая фанатка «Пекла». Боже, как я люблю этот фильм. Я смотрю фантастику и люблю её – хотя я не поклонница ужасов. «Близкие контакты» – нестареющая классика, разумеется. Но «Пекло» я просто обожаю. Они над ним поразительно поработали.

– Дэйвид, вы мочитесь на афишу «Дня независимости» в первом фильме по «Секретным материалам» – метите свою территорию, так сказать. Вам после этого не звонил озлобленный Джефф Голдблюм?

Духовны: (смеётся) Джефф бы скорее разозлился из-за моей пародии на него (в одном из скетчей в «Субботним вечером в прямом эфире» – «Своя игра со знаменитостями»). Но нет, никто к нам не обращался. Да и думаю, они заработали больше денег, так что они смеялись последними.

– Какая работа вне «Секретных материалов» вам показалась самой интересной?

Андерсон: Я недавно хорошо провела время на «Как потерять друзей и заставить всех тебя ненавидеть» с Саймоном Пеггом. Я с ним познакомилась несколько лет назад во время викторины в пабе, и он дал мне видеокассету с «Долбанутыми». Правда, она были в системе PAL, так что мне не удалось её посмотреть. Думаю, он немного смущался из-за моего «камео» в сериале (в сцене, где герой Пегга мастурбирует, смотря на плакат с Андерсон). Он не любит, когда ему об этом напоминают!

Духовны: «Шоу Ларри Сандерса» для меня было сплошным удовольствием, потому что я был огромным поклонником сериала и просто почитателем комедийных навыков Гэрри Шендлинга. Он мне недавно показал полный комплект сериала, и в нём есть фрагменты, вспахивающие ту же почву, что и сериалы вроде «Студии 30» или «Красавцев». Только у Гэрри это стопроцентно убедительно и всегда смешно. В общем, я там снялся в одной серии и познакомился с Гэрри – и мы всё ещё дружим – и я сказал: «Я в восторге от этой работы. Давай я вернусь и влюблюсь в тебя». А он сказал: «Звучит забавно». Я сидел в своём трейлере на съёмках «Секретных материалов» в Ванкувере и участвовал в читке по телефону. Мы сняли эту серию, повеселились, а потом я приехал в Лос-Анджелес на «Золотые глобусы» и жил в гостинице Four Seasons. Теа (Леони, жена Духовны) и я были у себя в номере, и к нам зашёл Гэрри. Я был в халате и сказал: «Было бы занятно, если бы я с тобой повторил сцену с Шерон Стоун», и из этого родилась пародия на «Основной инстинкт» (в финальной серии).

– Джиллиан, вы тоже сыграли гиперболизированную версию самой себя в «Тристраме Шенди: Истории петушка и бычка». Встречаются ли вам обоим люди с неправильным представлением о вас?

[quote float=»right»]Есть помешанные фанаты, которые всю свою жизнь строят вокруг сериала и татуируют наши лица себе на ягодицах. А есть фанаты, которые по-настоящему психически неуравновешены. Это две очень разные категории.[/quote]

Андерсон: Меня постоянно спрашивают, не признавали ли меня в школе «самой странной». Но это как раз правда. Я жила в Мичигане в очень консервативном городе, ходила с кольцом в носу и бритой головой и занималась всякими странностями. (Смеётся)

Духовны: Периодически проходят странные слухи. В этом году я слышал, что у меня аллергия на металл.

Андерсон: Металл? Серьёзно? Похоже на расследование для «Секретных материалов».

Духовны: И ещё похоже на нечто, с чем было бы трудно вести нормальную жизнь. Я бы не мог сесть в машину, летать на самолёте, у меня бы не было пломб в зубах. Хреново было бы.

– В образах Малдера и Скалли вы практически бесстрашны. Боитесь ли вы чего-либо в реальной жизни?

Духовны: Я не большой поклонник клоунов. И мне не нравится мысль о том, что меня может съесть акула. Я люблю плавать в океане и я думаю об акулах гораздо больше, чем кому-либо положено. Мне очень не нравится, что всё моё времяпрепровождение в океане испорчено «Челюстями».

Андерсон: Я, вообще-то, тоже очень боюсь акул. В юности я хотела стать морским биологом, что было бы несовместимо с такой боязнью.

Духовны: Правда? А я хотел стать археологом.

Андерсон: Я тоже! Не знала этого о тебе. Только я хотела проводить раскопки под водой. Наверное, я посмотрела «Индиану Джонса», а затем увидела морские актинии и захотела лучшее из обоих миров. (Пауза) В глубине души я бы хотела быть тайным агентом. Но если бы сейчас я взялась за расследование или допрос, меня бы никто не принимал всерьёз. Я сама себе всё испортила.

– У вас в детстве были ещё какие-то большие цели?

Духовны: Оказывается, я больше всего хотел стать ванной.

Андерсон: Ты серьёзно? (Смеётся)

Духовны: Да, мой отец сказал, что я хотел быть ванной. После того пришла археология – я сходил с ума по динозаврам. А затем в какой-то момент я захотел стать астронавтом. А потом баскетболистом.

– Но вы остановились на кинозвезде…

Духовны: Вообще-то, я думаю вернуться к тому, чтобы стать ванной. По-моему, такой смены профиля ещё ни у кого не было.

– У кого-либо из вас случались столкновения со сверхъестественным в реальности?

Андерсон: Я чувствовала в помещениях присутствие чего-то. Это жутко… Я однажды была в Южной Африке, сидела на чьём-то крыльце, а потом зашла в старый дом и там было что-то. Первое, что я спросила – «У вас тут призрак?». Все повернулись ко мне и ответили: «Да, откуда вы знаете?». Такое случалось. В жизни я гораздо менее скептична, чем Дэйвид.

Духовны: Я не отрицаю веру. Я просто отрицаю большинство вещей, в которые люди верят. При этом, правда, в случае с инопланетянами, маловероятно, что мы во вселенной одни. Но я уверен, что никто не прячет информацию о контактах с ними. Глупо считать, что правительство способно скрывать информацию, когда у них нельзя даже заняться гейским сексом в туалете так, чтобы тебя не засекли (Сенатор-Республиканец Ларри Крейг был арестован в июне 2007 года за непристойное поведение в туалете в аэропорту).

– Кроме очень подробного сюжета с заговором и страшноватых отдельных историй, в «Секретных материалах» хватало и комедийных серий. Вы явно хорошо друг с другом ладите. Вы когда-нибудь давали друг другу клички?

Духовны: Друг другу? Ну, (регулярный режиссёр сериала) Роб Боуман называет меня «Два Д». Но нет, кажется, у нас такого не было. (к Андерсон) Надо будет что-нибудь для тебя придумать.

Андерсон: Я раньше называла себя Scullbag, но не думаю, что ты когда-либо ко мне так обращался.

Духовны: Помню, что каждый раз, когда надо было показывать Скалли через моё плечо, мы это так и называли – «Малдер-кадр через плечо».

– Что вам больше всего нравится друг в друге?

Духовны: Джиллиан никогда не сдаётся. Если сцена по какой-либо причине не удаётся, в то время как я могу сказать «*** с ним, давайте дальше», она не поддаётся, какими бы усталыми и злыми все ни были… Она будет держаться, пока мы не сделаем всё правильно.

Андерсон: Что мне больше всего нравится в Дэйвиде? Чайная чашка. (Оба смеются) Наверное, самый простой ответ – его чувство юмора. Он всегда находит повод посмеяться, особенно в присутствии других актёров, которые либо комедианты, либо по жизни смешные – у них может начаться соревнование на то, кто лучший пародист и т.д. Но кроме этого, в нём есть доброта, которая иногда выходит наружу, и она очаровательная и обезоруживающая. Это бывает редко, но очень приятно.

– Каково было вновь работать вместе?

Андерсон: Было хорошо. Мы легко влились в работу, и это было похоже на встречу со старым другом. Были случаи, когда во время съёмок мы друг на друга смотрели и вспоминали: «О! Это же Малдер и Скалли!». Было странно и чудесно.

– Не хочется ли вам поработать вместе на чём-то, не связанном с «Секретными материалами»?

Духовны: Ну, у Джиллиан есть сильный английский акцент, который она иногда демонстрирует, так что мы могли бы сняться в экранизации Джейн Остин или вроде того. Я бы поучился у мастера американизированного английского акцента. (Смеётся)

Андерсон: Мы всегда можем вернуться к археологии и поехать на раскопку вместе. Хотя мы это уже как бы делали, в сериале. За эти годы немало пришлось покопать.

– И последнее: если бы вам пришлось выбрать любимый момент из «Секретных материалов, что бы вы выбрали? Новый фильм сюда включать нельзя.

Духовны: Я всегда вспоминаю серию, которую написал и поставил Крис. Она была чёрно-белой, с отсылками к «Маске» («Постмодернистский Прометей»). В конце серии мы с Джиллиан медленно танцуем под версию Walking In Memphis от Шер. Очень романтично и приятно.

Андерсон: Знаете, в голове всё давно перемешалось, но недавно во время съёмки кто-то отвёл нас с Дэйвидом в сторону и показал нам пару нарезок сцен на YouTube, которые фанаты собрали вместе. И я даже не помнила, сколько там было заботы и близости. Люди постоянно говорят, что мы в сериале никогда не целовались – да мы целовались раз тысячу! Поцелуи повсюду. Между этими двумя персонажами была такая близость, такая забота, которую в реальности нечасто встретишь. Я этого не замечала – а когда мы снова это увидели в тот день, мы были заворожены.

Оригинал статьи: http://www.empireonline.com/interviews/interview.asp?IID=1784

 

Читайте также:
20 лучших серий «Секретных материалов»
Интервью с создателем сериала Крисом Картером
Интервью с постоянными участниками
Интервью с актёрами, игравшими монстров
Интервью с композитором Марком Сноу
Интервью с создателями титров

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here