Слом ожиданий

Зима наступила, и вместе с ней в Вестерос пришли суровые времена. Перед решающими сражениями Джон Сноу и Дейенерис Таргариен пытаются разобраться в себе и чувствах друг к другу. Король Ночи вместе с армией мёртвых движется в сторону Винтерфелла. Заручившись поддержкой Эурона Грейджоя и наёмнической армией Золотых мечей, Серсея Ланнистер готовится защитить железный трон от любых посягательств.

«Игра престолов» стала одним из самых важных сериалов десятилетия, настоящим культурным феноменом, обратившим на себя внимание даже далёких от мира фэнтези людей. Но, как и любое долгоиграющее произведение, телешоу ближе к окончанию начало вызывать всё больше вопросов. Сложно сказать, насколько это связано с уходом из проекта Джорджа Мартина – создателя и главного идеолога мира Семи Королевств, – но седьмой сезон детища HBO в равной степени огорчил и порадовал поклонников саги.

Сериал совсем не потерял в зрелищности, но стал чуть более предсказуемым и динамичным. С одной стороны, это объясняется тем, что «Игра престолов» полностью отошла от первоисточника, с другой – нелегко продолжать удивлять зрителя, когда вышел на финишную прямую.

Чтобы подвести шоу к логическому финалу, необходимо было свести все сюжетные арки воедино. А это было непросто, учитывая на чём остановилось повествование в конце шестого сезона – авторы были вынуждены ускорять действие, закрывать глаза на небольшие сюжетные лакуны, постоянно обращаться к условностям и клише, что не всегда положительно воспринималось привыкшим к размеренному темпу и непредсказуемости «Игры престолов» зрителем. Будь у шоураннеров Дэвида Бениоффа и Д. Б. Уайсса больше времени, возможно, они бы плавнее подвели историю к её завершению.

Однако имеем то, что имеем: перемещение огромных армий на значительные расстояния за минимальное время и неоправданно быстрые перемены в персонажах превратились в двух финальных сезонах в данность. Кроме того, проект стал заложником собственной популярности. К концовке количество теорий и догадок вокруг него достигло немыслимых значений, а фанбаза составила несколько десятков миллионов человек. Создатели понимали, что нельзя удовлетворить запросы всех поклонников сериала, и эпилог неизбежно расколол публику на два почти равных лагеря: одним он понравился, другие остались недовольны.

Оставив за скобками все пересуды и диспуты, перманентно сопровождавшие экранизацию Мартина, закрыв глаза на частности, напрямую не относящиеся к художественному произведению, нельзя не признать, что эпопея вышла эффектной, драматичной и трогательной. В истории хватало всего: ожесточённых битв и интриг при дворе, запретной любви и внезапных смертей, откровенных сцен и интересных режиссёрских находок, запоминающихся героев и шокирующих поворотов.

Финальном акт словно бы перенесённого в Средневековье реалистичного фэнтези ожидаемо превратился в фэнтези героико-эпическое и фольклорно-сказочное. Да и могло ли быть иначе, если все предпосылки для этого наметились в предыдущих трёх сезонах? Так, оживлённый Джон Сноу – это неожиданно спасшийся после укуса гигантской паучихи Шелоб Фродо, воскрешённый Аслан из «Хроник Нарнии», вернувшийся бог загробного мира Осирис, пробудившаяся от литургического сна Белоснежка. Наконец, произошедшее с бастардом Неда Старка – чудо святого Лазаря.

Драконы Дейенерис Бурерожденной, которые к концу заняли более важное место в повествовании, возросшая роль жрицы Владыки Света Мелисандры, превращение Короля Ночи из невидимой опасности во вполне осязаемого врага свидетельствовали о том, что сериал окончательно свернул на тропу сказки. И именно потому основные сюжетные линии должны были разрешиться в соответствии с мифологическими законами и принципами.

Конечно, те шесть эпизодов, на которые разбили последний сезон Бениофф и Уайсс, не представляют собой образец высшего сценарного мастерства, но и отправлять авторов проекта «в пекло», разумеется, не стоит. Общий темпоритм сезона выдержан практически идеально. Экспозиция – прибытие Джона Сноу и Дейенерис в Винтерфелл, знакомство основных персонажей друг с другом – сменяется завязкой – подготовкой к сражению между живыми и мёртвыми, – которая продолжается развитием действия – битвой между армией Короля Ночи и объединёнными силами живых – и кульминацией – нападением на Королевскую Гавань, – а оканчивается развязкой – коронацией нового правителя Вестероса – и эпилогом – коротким рассказом о дальнейшей судьбе героев.

Однако внутри каждой серии есть шероховатости. Некоторые эпизоды можно разделить на две-три части, которые то сильно ускоряются, то, наоборот, замедляются, сводя всё к отлично прописанным, но не всегда хорошо работающим на ритмическое восприятие серии диалогам и монологам. В контексте объёмного произведения это, скорее всего, не резало бы глаз, но в рамках отдельной часовой главы выглядит немного странно и заставляет всякий раз приспосабливаться к выбранному авторами способу переключения коробки передач.

Ещё больше вопросов могло бы возникнуть о мотивации персонажей и пресловутых роялях в кустах. Но все происходящие с героями пертурбации, небольшая искусственность в сюжетных поворотах – необходимые допущения в рамках жанра. К тому же от этого очень сильно отвлекает визуальная часть сериала и пафос, с которым рассказывается история (очередная неизбежность при выбранной форме подачи материала). В наше время это уже не кажется особенной похвалой, но большинство сцен восьмого сезона «Игры престолов» вполне уместно смотрелось бы и на большом экране.

Не отстаёт от картинки и музыкальное сопровождение. Специально для восьмого сезона постоянный автор HBO Рамин Джавади написал несколько новых тем. Патетическая – то скорбная, то возвышенная, то созерцательная – музыка как нельзя лучше подходит к тому эмоциональному надрыву, в соответствии с которым развивается заключительный сезон.

К саундтреку сериала был привлечён солист System of a Down, американец армянского происхождения Серж Танкян. Записанная при его участии композиция «The Rains of Castamere» похожа на то, чем занимается музыкант в сольном творчестве – в песне удачно сочетаются симфонический драматизм и инди-роковое звучание. Почитателям мира Семи Королевств песня отлично знакома. Она посвящена Тайвину Ланнистеру и уже не единожды звучала в ТВ-шоу: её насвистывал Тирион в первой серии второго сезона, пел Бронн перед битвой на Черноводной, она исполнялась на Красной свадьбе и на обряде бракосочетания Маргери и Джоффри. Но именно Танкян подарил песне новое звучание.

Сериал вдохновил молодых мам по всему миру, и они ничтоже сумняшеся называли своих дочерей в честь героинь «Игры престолов». Самые популярные варианты – Арья и Дейенерис.

В разработку запущено три приквела истории. Впрочем, после неоднозначной реакции публики на восьмой сезон их судьба под вопросом. Однако точно известно о ещё одном приквеле. Кастинг проекта под рабочим названием «Долгая ночь» завершён, а его съёмки стартовали в Белфасте в мае этого года. Ожидается, что произведение расскажет о событиях, произошедших за много тысячелетий до Войны пяти королей, и будет значительно отличаться от оригинального сериала. Выйдет оно на малые экраны не раньше 2020 года.

«Игра престолов» – эпическое произведение об угасающей монархии, об отважных принцах и прекрасных принцессах, о достойных мужчинах и скверных женщинах, о слабых мужчинах и самоотверженных женщинах, о глупых королях и их вассалах, о злых колдуньях и потусторонних силах, стремящихся стереть с лица земли всё живое, о неотвратимом роке и людях, запутавшихся в собственном клубке интриг; это одновременно правдивая и выдуманная история о неумолимом течении времени, свирепым огнедышащим драконом врывающимся в жизни людей старого порядка. В конце концов, это история о нас.

Ведь когда мы влюбляемся, мы превращаемся в опьянённых страстью принцев и принцесс, когда получаем в руки власть – часто теряем остатки рассудка, ожесточаемся под воздействием сурового внешнего мира и перестаём понимать себя, заблудившись в открытом поле. Провести аналогию между миром настоящим и вымышленным вроде бы не так сложно, но только самые талантливые сочинители способны обуздать музу и создать по-настоящему живой выдуманный мир, реальное и фантастическое в котором существовали бы бок о бок и практически не мешали бы друг другу.

Нужно быть истинным демиургом, чтобы твоё произведение смогло объединить таких непохожих друг на друга людей, как необременённая лишними проблемами домохозяйка и Дональд Трамп, студент-балагур и скупой на эмоции дипломат, Стивен Кинг и изнеженный средиземноморским солнцем беззаботный рантье, уставший работяга из-под Смоленска и сын арабского шейха. Ведь если бы было иначе, разве смогло бы творение Джорджа Мартина, Дэвида Бениоффа и Д. Б. Уайсса обрести всемирную популярность? И пусть всеобщее признание – далеко не всегда синоним качества и глубины произведения, в случае с «Игрой престолов» сомневаться не приходится: экранизация цикла «Песнь Льда и Пламени» навсегда вписала имена своих создателей в историю.

ОЦЕНКИ
Для глаз
8
Для ума
6
Для сердца
8
Предыдущая статьяМстители: Финал. Рецензия
Перманентно рефлексирующий графоман, эмпат-старовер со склонностью к эстетике прекрасного.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here