Существуют фильмы, которые шокируют непристойным содержанием, спекуляцией на запретные темы или неожиданными, едкими высказываниями на злобу дня. Кажется, в одной из самых известных картин итальянского классика Бернардо Бертолуччи «Последнее танго в Париже» смешались все эти компоненты.

Сюжет фильма основан на сексуальных фантазиях режиссёра. По его словам, он мечтал встретить прекрасную незнакомку и заняться с ней страстным сексом. Взяв эту идею за основу, Бертолуччи принялся за работу над сценарием. В этом ему помогли Франко Аркалли («Двадцатый век», «Однажды в Америке») и Аньес Варда («Клео от 5 до 7», «Без крыши, вне закона»). В центре сюжета истории – переживающий экзистенциальный кризис экспатриант Пол. Он только что потерял жену, которая покончила жизнь самоубийством. Случайная встреча в Париже с обольстительной юной незнакомкой дарит мужчине надежду на исцеление. Уходя с головой в патологические отношения, основанные на необузданном сексе, мужчина пытается найти выход из сложившегося положения.

Когда сценарий будущей ленты был готов, начался поиск исполнителей на ведущие партии. Первым выбором итальянца были Доминик Санда («Конформист», «Наследство Феррамонти») и Жан-Луи Трентиньян («Дзета», «Три цвета: Красный»). Актриса и вовсе была в числе тех, кто помогал Бертолуччи с разработкой задумки. Однако звезда «Мужчины и женщины» отказалась, а пока велись переговоры с Марлоном Брандо – вторым кандидатом в списке режиссёра, – Санда забеременела и покинула проект. В итоге партнёршей американского актёра стала начинающая актриса Мария Шнайдер.

Большое влияние на киноленту оказали работы художника-экспрессиониста Фрэнсиса Бэкона. В самом начале совсем неслучайно демонстрируются произведения англичанина: «Двойной портрет Люсьена Фрейда и Фрэнка Ауэрбаха» (1964) и «Этюд к портрету Изабель Росторн» (1964). Во время подготовки к съёмкам Бертолуччи – большой знаток искусства – часто посещал выставку картин Бэкона в Гранд-Пале в Париже. Режиссёр вспоминает: «Свет и цвет в картинах Бэкона напоминают мне о зимнем Париже. Вечером в это время года огни магазинов всегда включены, и это создаёт очень красивый контраст между свинцово-серым небом и тёплым светом, рассеивающимся из окон зданий».

Для визуализации такой композиции был нанят великолепный Витторио Стораро, на счету которого значатся «Апокалипсис сегодня», «Леди-ястреб», «Последний император» и другие сильные постановки. Снявший для Бертолуччи восемь полнометражных картин, маэстро в своих работах часто использовал лазурный оттенок. Однако для новой ленты он изменил себе – так на свет родился знаменитый «оранжевый» фильм. Бертолуччи и Стораро черпали вдохновение как раз из творчества Бэкона, а образ героя Брандо был во многом списан с персонажей картин художника.

Скандальную славу картине принесла сцена анального изнасилования Жанны – героини Марии Шнайдер. Этот эпизод не был прописан в сценарии, а сама актриса не слишком много знала о намерениях режиссёра и Брандо. Так, например, использование Марлоном сливочного масла в качестве лубриканта стало для актрисы настоящим потрясением. Именно такой реакции и добивался Бертолуччи – режиссёр хотел получить в кадре настоящие, неподдельные эмоции. Однако это решение вышло ему боком: американец не общался с постановщиком в течение пятнадцати лет, а дальнейшая карьера Шнайдер не сложилась. Более того, в своих интервью актриса неоднократно обвиняла Бертолуччи и Брандо – те якобы разрушили её жизнь. Ходили слухи, что секс на съёмочной площадке был настоящим. Но и французская артистка, и режиссёр не единожды опровергали эти домыслы.

Когда лента вышла в прокат в Италии, были возбуждены уголовные дела против Брандо и Бертолуччи, против сценариста Франко Аркалли и продюсера Альберто Гримальди. Их обвиняли в «обострённом, безвозмездном пансексуализме». По решению Апелляционного суда от 29 января 1976 года, было предписано снять картину с проката и уничтожить все копии. А постановщик и американский актёр получили условные приговоры в виде двухмесячного тюремного заключения.

Наверное, скандалы не могли обойти творение Бертолуччи стороной, ведь сам фильм получился предельно эмоциональным. Он способен тронуть и завзятого циника, и мечтательного романтика. За исключением сугубо второстепенных персонажей, в фильме нет однозначно положительных или отрицательных героев. Пол соединяет в себе жестокость с уязвимостью, а героиня Шнайдер – любопытство и желание подчиняться со страхом и свободомыслием. Случайное знакомство под метромостом Бир-Хаким приводит Его и Её в потаённый мир страстей – плотских и жизненных, – в неподчиняющуюся привычной логике параллельную вселенную – просторную квартиру на улице Жюля Верна.

Энди Уорхол заявлял, что «Последнее танго в Париже» вдохновлено его «Грустным кино», вышедшим за три года до фильма Бертолуччи;

По мотивам ленты в 2006 году был издан одноимённый роман, его автор – писатель Роберт Элли.

Музыку к картине написал колоритный аргентинский джазмен и композитор Гато Барбьери («Заметки в поисках африканского Ореста», «Случайный поцелуй»). Пик его популярности пришёлся на 70-е годы, и саундтрек для «Последнего танго в Париже» стал opus magnum автора.

Фильм был номинирован на две премии «Оскар» («Лучший режиссёр» и «Лучшая мужская роль»), но не получил ни одной.

Марлону Брандо не нравились реплики Пола. Потому многие слова его героя – результат импровизации актёра.

Основные темы впечатляющей истории итальянца – темы утраты, деструктивного самоутверждения и саморазрушения. В постановке много внимания уделено взаимосвязи Эроса (сексуальное влечение) с Танатосом (влечение к смерти). Об этих понятиях написана не одна книга, а самыми известными исследованиями на тему являются труды Зигмунда Фрейда. Бертолуччи во многом соглашается со многими выводами знаменитого австрийца, но интерпретирует заключения по-своему. Он частично заходит на поле другого известного психоаналитика – Эриха Фромма, сводя паталогические отношения Пола и Жанны к болезненной связи за гранью обычного, к невротической любви.

Идеализируя своего партнёра, и Он, и Она уходят от проблем в личной жизни. Она, как и почти любая женщина, постоянно мечется от мира фантазий (съёмная квартира и демонический, но невероятно притягательный мужчина средних лет) к реальности (творческий, но приземлённый жених). Он, сломленный горем и разочаровавшийся в жизни, ищет – сознательно и бессознательно – человека, с которым может уйти от собственного «Я», уйти от вопросов, на которые нет ответов. Именно потому постоянные попытки девушки разузнать что-либо о его настоящей жизни жестоко пресекаются.

Он использует Её в качестве объекта своего несчастия. Она (снова – инстинктивно) думает, что всё происходящее – не более чем игра. Резкое, иррациональное, маргинальное поведение Пола возбуждает одну часть Жанны и отталкивает другую. Она ещё совсем ребёнок, её повседневная жизнь ничем не отличается от жизней других людей, а сердце девушки ещё не познало горести утрат. Мужчина – и в этом, пожалуй, их главное различие – в отчаянной схватке со смертью выбирает единственно возможный вариант развития событий. Находясь на краю пропасти, удерживаясь словно эквилибрист на грани провала, герой жаждет вернуть прежнего себя, отбросить разлагающие мысли и избавиться от обволакивающего холодка смерти. Но образ ушедшей в мир иной жены не даёт ему покоя; Пол не может не желать заглянуть за завесу – туда, куда отправилась его прежняя любовь. В этом он схож с древнегреческим Орфеем, отправившимся в Аид за Эвридикой.

Мастерски выстраивая атмосферу – тяжёлую, давящую, но вместе с тем восторженную, дурманящую – Бертолуччи делает путь лирического героя заворожительно поэтичным, невероятно тягостным и беспощадно красивым. В момент финального катарсиса хочется воскликнуть знаменитое фаустовское «остановись, мгновенье…», а за сексуальными сценами картины можно наблюдать бесконечно долго. Вообще, секс показан в качестве грустной и восхитительной в своей правдоподобности метафоры самой жизни – его много, и он всегда разный.

В настоящее время популярность произведения и не думает падать. Сила рассказа Бертолуччи – в его универсальности и неподвластности времени. Удивительно, но даже сейчас эротические эпизоды кажутся непристойными, а героиня Шнайдер выглядит желанной женщиной. Сильная работа Марлона Брандо и выверенная режиссура сделали из «Последнего танго в Париже» – истории, которой никому не пожелаешь повторить – фильм, который хочется смотреть снова и снова.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. My brother recommended I may like this web site.
    He was entirely right. This publish actually made my day.
    You can not consider just how much tome I had spent for this info!
    Thank you!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here