Домой Наше

Наше

Наше

Домой Наше

Рассудку вопреки, наперекор стихиям: «Гамлет» (1964)

Возможно, лучшая экранизация «Гамлета» и, безусловно, один из важнейших фильмов в истории кино. В палату мер и весов.

Аритмия. Рецензия



Душевная картина, препарирующая реальность, но оставляющая после себя приятное чувство любви к жизни.

Притча о святости: «Отец Сергий»

Фильм, заложивший основу религиозной кинематографической традиции, идущей от Дрейера через Брессона и Бергмана и вплоть до наших дней.

Премия. Рецензия



Если в жизни от критики существующих порядков никакого толку не было, нет и не будет, то хоть кино хорошее сняли.

Яды, или Всемирная история отравлений. Рецензия



До крайности меланхоличное кино вне времени и с размытыми границами пространства, почти бессистемное и вряд ли до конца осмысленное создателями, но при этом исключительно хорошее.

Новые приключения янки при дворе короля Артура. Рецензия



Фильм рождён в равной степени творчеством мастеров Северного Возрождения, прерафаэлитов и «Андалузским псом» Луиса Бунюэля, но никому из них не кланяется, существуя в собственной маленькой большой вселенной, уникальный визуально и ритмически, если не тематически и постановочно.

Сестрички Либерти. Рецензия



Пусть шелуха и безвкусица в фильме неотделимы от того, что оказывается в нём неожиданно верным и сильным, в жизни они тоже шагают рядом, как Вера и Люба, Люба и Вера.

Жизнь за один день и день как вся жизнь: «Жил певчий...

Правду ли говорят про людей, чьи судьбы несправедливо коротки, что они всегда куда-то спешили и невероятным образом могли быть в нескольких местах одновременно? «Жил певчий дрозд» – фильм режиссёра Отара Иоселиани – посвящение таким людям-вспышкам, тем, кто как молния ярки и также скоротечны в своём жизненном пути.

Чёрная вода. Рецензия



Странный, нескладный и очень неожиданный проект, до сих пор переживающий сложности на кинорынке. Смотреть, как минимум, всем поклонникам творчества Романа Каримова, а как максимум – тем, кто любит неспешные драмы, разыгрывающиеся на фоне российских глубинок.

Лежать мёртвым грузом: «Груз 200»

В фильмах Балабанова чувствуется любовь к России. Но эта любовь не затуманивает взгляд режиссёра, а напротив – делает его зорким и внимательным, неравнодушным к жизни своей страны. Алексей осмысляет реальность, фиксируя её на пленке. Его монтажные ножницы отсекают лишь неважное, скучное. Но неприглядные детали, неполиткорректные выражения, жестокие сцены не исчезнут из кинохроники. Балабанов на визуальном языке говорит о том, что видит сам, что его волнует. Говорит с болью, но молчать не может.

ГЛАВНОЕ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ