Перебравшись на телевидение, Стивен Содерберг по дороге от большого кино не только не растерял своего стиля и видения, но и триумфально подтвердил звание культового режиссёра. Действие его сериала «Больница Никербокер» разворачивается в начале 20-го века и сосредоточено на персонале титульной нью-йоркской больницы. Сюжетных линий, как и разношёрстных персонажей (от гениального хирурга-морфиниста в исполнении Клайва Оуэна до амбала-работника скорой помощи), в избытке, но при этом «Больница Никербокер» – сбалансированный и даже неторопливый сериал.

Как настоящий кинематографист, Содерберг общается со зрителем посредством не нарратива, а визуализации и саундтрека – того, чем отличается кинематограф от других видов искусства. За бесподобную операторскую работу здесь отвечает сам Содерберг, а композитором выступил неоднократно работавший с постановщиком Клифф Мартинес, который смог удачно вплести свои электронные мотивы из кислотного фильма Рефна «Только Бог простит» в старомодную сериальную драму.

Больница Никербокер

Как уже стало ясно, антураж «Больницы Никербокер» в высшей степени впечатляющий и необычный, но невольно начинает казаться, что больше сериалу предложить нечего. И действительно, как и в случае «Американской истории ужасов» в «Больнице Никербокер» форма главенствует над содержанием, но, в отличие от Райана Мёрфи, у Стивена Содерберга есть чувство меры и вкуса и он знает, как правильно реализовать огромный потенциал своего проекта. Стиль, необычные ракурсы, эпатаж, сюжет – всё это, кажущееся мало связанным между собой, является для Содерберга одним целым, хотя он порой и делает акцент на чём-то одном. Поэтому, несмотря на клишированность персонажей и предсказуемые конфликты, режиссёр умудрился рассказать захватывающую в своей мрачности историю, давящую тягучей атмосферой и поражающую жестокостью.

Кстати о жестокости, которая является неотъемлемой частью мира медицины: Содерберг её не фетишизирует (как тот же Николас Виндинг Рефн). В «Больнице Никербокер» жестокость приравнивается к натуралистичности. Будь то снятая во всех подробностях операция, разлагающийся труп лошади на мостовой или последствия сифилиса – всё это является чем-то естественным и от того небезобразным. И эта рутинность в натуралистичном демонстрировании всего что можно, вызывает должный эффект, а не отвращение (что является огромным плюсом).

ОЦЕНКИ
Для глаз
10
Для ума
7
Для сердца
8
Предыдущая статьяПослушай меня, Марлон. Рецензия
Следующая статьяКиноведы #72: Такеши Китано

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here